Рецензии, интервью А.Изосимова

    Рецензии А. Изосимова о сочинениях Галины Уствольской опубликованные под фамилией Александр Макаров в книге Ольги Гладковой "Галина Уствольская".


    "Пять раз по семь ударов на фортиссимо. Что это? Очевидно, что здесь скрыт символ, тайна. Завеса над ней стала приподниматься в 70-ые годы в трех Композициях Уствольской, где появились подзаголовки, связанные с христианской тематикой, а позднее, словно совсем спала в трех последних Симфониях, особенно в Пятой, написанной на текст молитвы "Отче наш". Молитвы, пронесенной композитором через всю жизнь, как источник жизни и творчества: Искусство Уствольской будет глубже понято, если внутренне интенсивно прочувствовать центральный момент Евангелий, а именно - мистерии Голгофы, семь событий которой, легли в основу семиступенного пути христианского посвящения, разработанного в первые века гностиками. Семь событий имеют ввиду: бичевание, возложение тернового венца, несение креста, и т.д.. Думал ли об этом автор или нет, в принципе, не имеет значения. Без преувеличения можно сказать - если бы нужен был композитор, способный озвучить мистерию Голгофы в наше время, то Высшие силы не ошиблись бы, если б избрали для этой высокой миссии Галину Уствольскую." стр. 75

    "В основу Пятой симфонии Уствольская положила христианскую молитву "Отче наш". Потребовалось несколько десятков лет, чтобы содержание молитвы стало внутренним, глубинным переживанием затрагивающим Святая Святых человека и чтобы, укрепляя силы души, приготовило бы Мастера к мужественному и, может быть, самому ответственному шагу, созданию небольшого, но энергоёмкого произведения, способного доносить Слово Бога в убедительной, достойной материальной оболочке." стр. 77

     - Музыка Галины Уствольской становится известной во многих странах мира. Причина огромного интереса к творчеству Уствольской заключена в могучей силе выразительности ее произведений, в совершенно индивидуальном стиле, которому нет аналога в мировой музыке. Ее стиль подобен скальпелю, вскрывающему раны нашего времени, и боль, который каждый из нас несет в себе, мы слышим явно, обнаженно в любой клеточке сочинений Уствольской. стр. 87.

     - Октет сочинен в 1950 году. Его появление поставило автора в ряд первых композиторов нашей страны. И не важно, было ли это осознано многими или лишь единицами. стр. 87

     - Октет - это НЕЧТО, сравнимое по значению с "Картинками с выставки" Мусоргского или лучшими творениями русской культуры. Более того, сочинения такого рода перестают быть только национальным достоянием. - Они поднимаются в синклит мирового искусства, в ряд наивысших достижений культуры человечества, его духовности. Оригинальность и мощь выражения музыки Октета совершенно ошеломляет. Пронзительность речи, ее неслыханность - иначе, как Откровением не назовешь:Октет - настоящий шедевр. Его влияние на современную музыку до сих пор продолжается. стр. 91

     - Написанная в 1990году, симфония №5 "Амен" уже одним названием настраивает на некую итоговость. Это, может быть, итог творческого пути, неповторимого и удивительного художника, сумевшего в одиночку, в условиях изоляции не только предугадать новые звуковые пути, но и удержать высокий рейтинг отечественной культуры до конца 20-ого столетия. стр. 92

    О "Большом Дуэте" для виолончели и фортепиано.
"Развитие музыкальной формы сочинения подобно движению по магическому испытательному пути лабиринта, где есть только один выход. И эту тайну, похоже, знает автор: Все как бы стоит на месте - но никогда не бывает скучно, сколько бы не длилось ее сочинение". стр. 100

     Alexander Izosimov( Makarow) Rezension.
Olga Gladkova "Galina Ustvolskaja - Musik als magische Kraft". Verlag Ernst Kuhn - Berlin. "F?nfmal sieben Fortissimo-Schl?ge", scheibt er ?ber das Oktett. "Was bedautet das? Wahrscheinlich ist hier ein Symbol, ein Geheimnis verborgen."Der Schleier hob sich langsam in den 70er Jahren, als zu den drei "Kompositionen" von Ustvolskaja Untertitel erschienen, die mit christlicher Themetik verbunden waren. Sp?ter, in den drei letzten Symphonien, schien dieser v?llig zu fehlen, besonders in der F?nften, die zum Text des "Vaterunser" geschrieben wurde. Dieses Gebet wird von der Komponistin unabl?ssig als Quell des Lebens und Schaffens betrachtet... Die Kunst von Ustvolskaja kann besser verstanden werden, wenn man den Kern der Evangelien und das Mysterium von Golgatha innig nachempfindet. Dessen sieben Stationen wurden dem siebenstufigen Weg der christlichen Weihe zugrunde gelegt, wie dies in den ersten Jahrhunderten von den Gnostikern erabeitet wurde. Die sieben Stationen sind: das Gei?eln, das Aufsetzen der Dornenkrone, die Kreuztragung usw. Ob Ustvolskaja daram gedacht hat oder nicht, ist im Prinzip ohne Bedeutung. Man kann aber ohne ?bertreibung sagen: "Wenn man einen Komponisten braucht, der imstande w?re, das Mysterium von Golgatha in unserer Zeit zu vertonen, so w?rden die himmlischen M?chte keinen Fehler begehen, wenn sie f?r diese hohe Mission Galina Ustvolskaja ausw?hlen w?rden." 28 Seite 59
Alexander Izosimov (Makarow), Rundfunkkommentar zum Oktett von Galina Ustvolskaja im Petersburger Sender Radio-klassika, Oktober 1995.

    "Ustwolskaja legte der F?nften Symphonie das christliche "Vaterunser" zugrunde. Es bedurfte einiger Jahrzehnte, bevor der innere Gehalt dieses Gebetes, der das Allerheiligste das Menschen ber?hrt und die seelischen Kr?fte festigt, die Meisterin zu einem mutigen und vielleicht besonders verantwortungsvollen Schritt vorbereiten konnte: N?mlich zur Schaffung eines kleinen, aber kraftvollen Werkes, das Wort Gottes in einer ?berzeugenden, w?rdigen Gestalt nahezubringen", wurde ?ber die letzte Symphonie der Komponistin gesagt. 33 Seite 61
Alexander Izosimov (Makarow) zur Radiosendung der F?nften Symphonie von Galina Ustvolskaja. Informationsblatt Klassika vom Oktober 1995.

    "Das Oktett ist etwas Heraustragendes, was seiner Bedeutung nach mit Mussorgskys Bilder einer Ausstelleng bzw. mit den besten Werken der russischen Kultur vergleichbar ist. Mehr noch: Kompositionen solcher Art h?ren auf, nur nationales Allgemeingut zu sein. Sie steigen zum H?chsten der Welkunst, in den Bereich von H?chstleistungen der Menschheitskultur und ihrer Geistigkeit auf. Die Originalit?t und die Ausdruckskraft der Musik des Oktetts ersch?ttern vollkommen. F?r die Eindringlichkeit des Ausdrucks, f?r seine Unerh?rtheit kann man keinen besseren Namen als Offenberung finden...Das Oltett ist ein echtes Meisterwerk. Sein Einflu? auf die Gegenwartsmusik dauert fort." 55 Seite 75
Alexandr Izosimov (Makarow), Rundfunkkommentar zu Werken von Galina Ustvolskaja im Petersburger Sender Radio-klassika, April 1995. Kommentar desselben Verfasseers zu einer Sendung des Oktetts.

    Александр Изосимов. "Памяти Галины Уствольской".
Умерла Галина Ивановна Уствольская на Рождество. И этим как будто дан знак свыше, что не только ее жизнь, но и ее смерть находились под высшим покровительством. Что же такое смерть для художника? Умирают десятки, сотни творцов, и вслед за физическим уходом из жизни в подавляющем большинстве случаев приходит забвение. И что может изменить в этом наличие наград, объем творчества или раздутая известность? В сущности, ничего. И так ли уж важно для художника - признают ли его или нет? Конечно как человеку ему хочется испытать радость признания, ощутить гордость оттого, что ему удалось что-то сделать, сказать свое слово. Но с более высокой точки зрения , это не имеет никакого значения. Кто же эти счастливы, остающиеся в мировой истории. Разве не важно - читают ли нынче Гомера, Данте? Разве имеет значение, что Новалис или Бизе создали так мало? В глубинном сознании человека европейской культуры такие личности сияют подобно звездам. Каждой индивидуальности отведено строго предопределенное время восхождения: один восходит при жизни, другой через полвека, иной спустя век. Рафаэлю пришлось ждать три столетия! Потенциал творчества, его внутренняя сила поднимают такую фигуру только на ту высоту, какую по справедливости она заслуживает. И тут не помогут ни установленные при жизни памятники, ни названные в честь творца улицы, города или малые планеты. Любая протекция не имеет силы; временем не отменяются только мощь дарования и божественный промысел. Самому художнику не дано знать, какая участь уготована его творчеству, и это нормально для человека - не ведать своего будущего. Однако есть предчувствие; оно не опирается на логику фактов, оно спрятано в человеке - Бог весть где, но именно оно позволяет чуть-чуть заглянуть в будущее. Предчувствие мне говорит, что музыка Галины Уствольской будет жить долго и займет высокое положение в мировом музыкальном искусстве. В сущности, она его уже занимает , или, лучше сказать, это место для нее как будто было уготовано еще до рождения автора. Такое предчувствие есть у многих друзей Уствольской, у тех, кто любил ее музыку, и даже у тех, кому она была не близка. В количественном отношении и по протяженности звучания творческое наследие Галины Уствольской невелико. Тем сильнее контраст, некоторая несообразность - внешнего масштаба и исполнительской внутренней силы. Тем нашим современникам, что стремятся к жизненным удобствам, тем, кто ищет легких приятных впечатлений, - музыка Галины Уствольской покажется непереносимо горькой, быть может, даже ужасной. Но еще раз повторю, предчувствие не обманывает: ее могучая музыка окажется в будущем необходима как источник исцеляющей силы, как свет истины для восстановления духовного здоровья. Из газеты "Санкт-Петербургский Музыкальный Вестник" №2 (36), февраль 2007г.

    Мысли автора о супер-цикле "Тетр. Песни, которые мне спела во сне Земля".
Тяжелые, мрачные, застывшие, уставшие оттеняются наивными, ласковыми, нежными, трепетными, бодрыми, возвышенными выражениями музыкальных мыслей цикла "Тетр".
Это лабиринт душевных ощущений, где интуиция нащупывает путь, присущий характеру всего хода жизни конкретной личности, которой дороги не только сокрытые в глубине души искры юности, но и собственные "кандалы", чья тяжесть благословенна, ибо является базисом осознания жизни, как величайшей драгоценности, полнота оттенков которой не только красит, но и становится неотъемлемой частью, без коей не может выявиться ее особая неповторимая огранка. Что же мне сказала Земля?
- "В Земле ищи Солнца Свет ". Таков итог цикла.

КОМПОЗИТОР
 
 
«Земля без Человека - сирота,
Человек без Земли - пустота,
Человек без Земли не найдет любовь,
Земля без Человека потеряет путь».
А.Изосимов
 
 
Фотокомпозиция
Яндекс цитирования © 2008-2017, Makarov S.;stt2004 Для оформления сайта использовались картины Сабира и Светланы Гаджиевых.