Александр Изосимов

Лирический дневник

- 1999 -

***

Когда Архангелы
Роняют кристаллы чистоты на землю
И совершают
Годовой рождественский молебен,
Люблю я вспоминать
Порядок осени,
Лета полыхание,
Весны застенчивость.

***

Тихо вышла из дома,
Переступив порог,
Из досок, грубо сшитый,
Как лань с ногами длинными...

***

Я - твой охотник,
А ты - моя лань.
Мне нравится
Ходить за тобой,
Выслеживать тебя
И брать на мушку,
Но не затем, чтобы выстрелить.

- Неузнанным
Хочу любоваться тобой,
Твоим силуэтом,
Застывшим на фоне
Вечерней зари,

- Как напряженно, вытянув шею,
Слушаешь ты тишину
Наступающих сумерек,
Прядаешь ушами,
С тревогой взирая вокруг
Своими серо-голубыми глазами.

- Боюсь шевельнуться,
Чтоб не вспугнуть тебя
- пальцем, снятым с курка,
- веткой, хрустнувшей под ногой.

***

Детям Земли
Из Далекой страны
На крыльях принесла
Твоя душа
Неспетых песен
Ларчик золотой!
Ух, какой!
Весь розой
Красною увит
В слезинках янтаря.

***

Много кругов и лент алых,
Они, как цветы на воде,
Когда их ласковый ветер
Тихо качает.

- Небесные Девы в венках
Водят хороводы
На облаках
Вечерней зари.

Моя возлюбленная
Плетет ленты-косы.
Они обвивают шею
И плечи,
Сияющие белизной.

- О, как мило
Ты прячешь лицо
В красное золото
Шелковых прядей.

***

Рассеяла туман
Оттаявших улиц,
Вдохнула сумбур
Нахлынувших чувств,
Взмахнула копной
Золотого дождя
И вошла,
Нет:
Пританцевала лошадкой
Царской конюшни
В подоспевший автобус.
Здравствуй, - сказали глаза,
Прощай, - ответило сердце.
Я не твоя.
И я не твой.
Видишь на моей ладони жемчужины,
Возьми любую
Её заколдую снежинками декабря.

***

Как чудесно сияет
Милая по-детски, чуть лукавая улыбка
На припухших бутончиках
Твоих сочных, юных губ!
Как прекрасны пересечения
Мягких линий,
Играющих с тенью и светом,
На открытом, доверчивом,
Слегка застенчивом
Твоём лице!
И чарует музыкальность
Ухоженных рук,
Чьи проворные пальцы
Маленькими ящерицами
Неуловимо снуют между предметами,
А лёгкость движений,
Будто танцующих,
Нежных ног,
Чьи стройные очертания
Уходят под юбку;
И фонтанчик золотых волос,
Туго схваченный тонкой тесьмой,
Дорисовывают дивный портрет
Солнечной девочки.

***

Хрустальной вечностью глядит
Из окон храма:
Еще бесполый смех застыл
В глазах на страже дня.
И, кажется, невыносимы ей
Земная тяжесть и теплота,
Но в глубине зрачков
Расширенных
Зияет рана
От жгучего желания упасть
В объятия пьянящего могучей силой
Океана.

***

Несколько капель горячих,
Слезинок фиалковых глаз
Упали на шелк
Твоих детских плеч.
Знали об этом
Всевидящие птицы;
Переминаясь на ветках,
Они ждали своего часа,
Чтобы новым коленцем
Пробудить ветерок
Утренней прохлады.
Я вслушиваюсь в тишину
Уходящей ночи;
Хочу понять
Бессловесный язык,
На котором говорила душа,
Когда была облаком.

***

Линии причудливый изгиб
Отобразил вопрос безмолвный
В ворсинках тонких и густых
Бровей собольих,
Что, словно явленное чудо асимметрии,
Своим рисунком напомнило
Изящную фигуру
Птичьего полета.

***

Твой долгий взгляд вослед
Остался жить в бессоннице
Воспаленного сознания.
Время нарушило ритм
Поступательного движения вперед,
Теперь оно идет по кругу,
Как электричка
На кольцевой дороге.
И вновь:
- Там, на мосту,
Перед отраженным в воде
Холодным светом городских огней,
От ступней до плеч
Волной прокатился озноб, -
От нечаянного сближения двух тел.
- Кто-то рисует тебя во мне
С белыми веками
Широко раскрытых глаз.
- Кто-то дает тебе силу
Приковывать на месте
Невинной улыбкой.
И уже слышу песнь бронзового слона,
Взобравшегося на спину слонихе,
Когда вижу медом дразнящий язык
Сквозь жемчужную щелочку зубов.
Музыка жажды звуком трубы
Облетает стены храма:
Самое нежное, нежнее не бывает,
Сосредоточилось в дышащих теплом
Холмиках, где в святая святых
Когда-то совершиться таинство превращения -
Воды в молоко.
Как приговоренный томлюсь;
Ведь я не могу и не хочу отвести глаз
От чуть сомкнутых коленей твоих белых ног.
Жду ли утешения?
Ответ в просьбе:
- Возврати времени естественный ход,
- Останови ветра холодное дыхание.

***

Когда твой томный,
Влажный взор
Ресниц тяжелых
Одолел сопротивленье
И пал в меня, -
Собравшись с духом, я дерзнул
Стелить перед тобой
Ковер из слов любезных,
Но растерялся и замолк:
Сочувственно ты улыбнулась
Моим усилиям тщетным,
Затем ушла:
Оставив на прощанье мне
Венок несбыточных надежд.

***

Всюду я искал тебя
В тонкой сеточке морщинок,
Накинутой на уголки губ,
Где прячется улыбка-шалунья;
И в стрелках ресниц золотых,
Остриями загнутых к солнцу;
И в смехе, по-весеннему звонком,
Что как бусинки росы
С веток сирени
Взбадривает живительным упоением.
Ты была где-то рядом,
Но мы с тобой шли сквозь годы,
Разделенные воздушной занавесью.
Свыше тебе позволили
Приближаться ко мне спящему,
Чтоб ладонью провести по лицу,
Чтоб поцелуем успокоить
Встревоженные сновиденьем веки.
Однажды я проснулся,
А ты не успела уйти,
Невольно нарушив условие богов.
Только что нам было
До равнодушных взирающих
Из глубин вселенной,
Ведь искра уже пробежала
От сердца к сердцу,
И я успел заключить тебя
В свои объятья.

***

Ничего нет пронзительней,
Ошеломляющей - детского плача!
Он действует как приказ
Ста богов!
И я готов бежать, лететь
Сквозь пространство,
По ту сторону времени
К истоку всех начал -
За эликсиром утешенья,
Для маленькой, драгоценной,
Встревоженной жизни дитяти.

***

Твоя боль - моя боль,
Сжавшись в клубок
На гребне Эха,
Она облетает мгновенно,
Как молния, единое пространство двух тел.
И я, словно волк,
Настороживший уши,
Проникнут сигналом тревоги,
Готовый сорваться со всех ног, -
Чтобы искать и найти,
Искать и найти исцеленье
Для своей любимой Акбары.
Для тебя...

***

Он:
В глазах твоих
Застрял осколок бритвы,
Ты ранишь им того,
Кто близко подошел к тебе,
Не ведая опасности,
Таящейся под длинными ресницами.
Она:
О, нет! То не осколок бритвы,
Мой мальчик милый,
То свернувшейся змейки
Мерцает кольцо,
Ранней боли
Щемящий остаток
После разлуки с любимым.
Прохладно и пусто кругом,
Словно в высохшем колодце,
И нет меня там,
Где когда-то любила я.

***

По песчаной горе
Вниз мы бежали вдвоем,
Взявшись за руки,
То не бег был, а скольжение
Или птиц рваный ветром полет
Над горой, стоящей у моря.
Как сладко паденье
Потерявших опору
И смысл в восхожденьи!
Как беззвучно уходит
Прозрачная, словно
Белый песок, жизнь.
И торопится кто-то
След замести-
Слабый оттиск
Нежных ног.

***

Мысли о тебе
Выгнули спину дугой.
Мысли о тебе
Посланы свыше
Чтобы быть мне с тобой.

***

Когда ты шла ко мне
Пред тобою ветер летел.
Он возвестил мне о тебе
Легким звоном воздушных колокольчиков.

***

Думая о Вас
Я ощущаю Огромность...,
Она как мир,
И Вы там, мой Вергилий
Где мысли растут в бесконечность.
А Вы и не знали,
Что даровали мне очи,
А я, даже самую малую часть
Выразить не могу;
Не унести в ладонях море.

***

Босоногой колдуньей
Игривой и дерзкой
В пятнах света и тени
Свой танец вела.
Запах скошенных трав
Собирала в сережки,
Звоны меди сосновой
С каждой шишки трясла.
Изумрудами глаз
Осторожных и зорких
Помогала зверушкам
Спастись от беды.
То бросалась в ручей,
Куковала кукушкой,
То варила кисель
Из талой воды...

***

Ты та,
Чей голос
На краешке сознания
Далеким эхо отзовется,
Когда в гудящей тишине
Закроет небо
Свой усталый красный глаз.

***

Часто вспоминаю
Ханты-мансийских ангелов
Особенно, пылкого,
Чьи черты вызывают
Песнь обертонов
На тонкой струнке
Между сердцем и гортанью.

***

Среди ложных
Ослепительно-ярких огней
Душа в агонии
Утрачивает цельность,
От начала, мудростью мира
Хранимого - самородка.
Рассыпается мелочью,
Суетливыми живчиками мечется,
Стае мальков подобная,
С онемелыми ртами.
Не находя утоления
Жадно тоску глотает

***

Искусная отделка
Кладки тонов,
Своеобразие манеры
И мощь глубинных сил -
Все это внезапно обретает смысл
В лучах живительных
Творящей чудом доброты
И руки будто б вспоминая
Кроят проворно
Из звуков мир фантазии
Воодушевляющей мечты.

***

В новой эпохе
Новыми глотками
Взвоет нестройно
Кому и дирижер не нужен
Недохор бродячих собак
Вот моя подпись:
- ленивый до сочинения музыки,
Чьи песни можно услышать
Поздним летом,
Когда большие серьезные кузнечики
Пилят травы по ночам.

***

Учиться,
чтоб увеличить количество
внутренних стражей,
которые строго блюдут...
Так я учился музыке
и доучился до того,
что вообще перестал писать музыку.
Чтобы выжить я стал пустынником.
Теперь вместо строгих взглядов стражников
мне приветливо качают деревья своими ветвями,
пение птиц услаждает мой слух,
Звезды посыпают мои ладони пушистым снегом
И я опять свободно дышу.

***

Земля без Человека - сирота
Человек без Земли - пустота
Человек без Земли не найдет любовь
Земля без Человека потеряет путь.

***

Я сижу в своей голове,
как в электрической будке,
как в трансформаторе.
Так же что-то гудит и греется.
Сознание мучительно преодолевая
сопротивление мозгового песка,
против собственной воли,
как будто кем-то удерживается от засыпания.
А что оно есть сознание?
Не моя ли личная часть
самосознающего электричества,
пронизанного жизнью?
Время сжимается...
Час карликом,
размером с минуту,
незаметно прошмыгивает
мимо остекленелых внутренних глаз,
занятых созерцанием ненужного размышления.
И кажется, вот только что лег,
а полночи уже пролетело
в томительной опустошающей дреме,
которая словно кошка греется
от иллюзии согревающей мечты.

***

Твое лукавое кокетство
Вдруг стало оборотнем
В милицейской фуражке,
Видать не в добрый час
Тебя я встретил...
В хмелю сам дьявол ряженый
Затеял чертову игру,Он в дамской шубке из песца,
На каблучках,
Намазал адским зельем
Декор похищенной красотки.
Да вот беда!
Хвостом прорвал атласные трусы,
И кое-где не выдержали
Такого надругательства
Еще вполне приличные колготки.
И чует вещая душа
В букете сладких ароматов
Его тлетворный, серный дух,
Что так смердит, воняет.
Когда бы ветер хоть подул,
Однако не дождусь.
Не лучше ли бежать?
Но страх в штанины мне ползет
Змеей с открытой пастью,
Он черной кровью жилы рвет.
О боже, что за страсти!

***

А под Уралом
Поезд летит в туннели подгорные,
Смрадом удушливым
Лезет в окна открытые
Жар спящих тел.
В воздухе рваном
Стрекот цикад
Клоками неразборчивых песен
Мой дремлющий ум облепляет.
Призраки гор -
На железо в ночи,
В чаде снов,
Свой магнит направляют.

***

        Поэлада

Я плыл на лодочке благоговения
Туда, где нитей золотых,
Танцует солнечный исток,
То рой прозрачных сновидений
Существ крылатых, молодых
Из света сотканный цветок.

***

... широкого тихого моря
и лунной дорожки,
что острием серебра
упирается в мякоть
раскрывшейся раковины.

***

-2009 г.-

Тропинка памяти
Шуршит листвой
Былых столетий.
Пойдем со мной.
Клади свою ладонь
В мою. Тебя
Согрею птицей-песней,
Что в белом рукаве несу.
Возьми ее,
Потом пусти на волю,
Она укажет путь
Туда, где мы
Одни с тобой,
Когда-то;
Обнявшись слушали,
Ресницами ловили,
Дразнили поцелуями
Морской прибой.

***

-2009 г.-

Бог зажег в моем сердце любовь!
Я хохочу и прыгаю по звездам,
Наводя жуткий, радостный беспорядок новой гармонии.
Острее чувствую свою вовлеченность
В живой поток еще не рожденных форм.
То Ангел глазами твоими на меня взглянул,
Отголоском хора Архангелов,
Донесся до слуха через твой голос.
Какой же ты добрый, милый Архай !
Никогда не устаешь посылать в мир тех,
Кто напомнит людям старую загадку:
Что сокрыто за незримой улыбкой лазурного неба?...
Спасибо, что молчанием ответила на любовь.
-Благословенна безответность, ставшая матерью слова.
Спасибо, что оставила меня наедине с клочком бумаги.
-Как он мог такое выдержать и не сгореть!
Блеск твой ранит и роговицу и глазное дно.
Но что в руках моих осталось и сверкает,
Когда я дернулся и в духе оторвался от тебя?
- Перо,
            перо в алмазах,
                         твое перо!

***

-Август 2009 г.-

Тик-так, тик-так,
Тихо во тьме идут часы.
В доме все спят
И сны глядят.

Сыплется с неба
Звездная пыль,
Клонится долу
Степной ковыль.

Сумрак тревожный,
Холодный туман,
Вор осторожный,
Дерзкий обман.

Машет крылами
Тень – та,
Птица зовется
Маета.

Возятся мысли
Вспухших вен,
Так же как мыши
Между стен.

Только часы
Идут в дозор,
Тайну хранят
И мой позор.

Бледная дева
Ликом мила,
Ноги в оковах,
В руке стрела.

Есть ли надежда
Увидеться вновь?
Ранено сердце,
Капает кровь.

Больно, больно
Душе моей!
Или убей,
Или согрей!

Тик-так,
Тик-так.
Все теперь в жизни
Стало не так

***

-Декабрь 2010 г.-

Памяти Б.Тищенко.
Мы хоронили царя!
Торжественно молчали стены.
Массивный катафалк
Окном раскрытым
В духовный мир глядел.
Несказанные слова
Сменялись в почетном карауле.

Мы хоронили царя музыки!
Скорбно вздыхали струны.
Голос нежный
Раненой птицей
В самое сердце летел.
Неслышимая флейта
Плакала со стен Ярославной.

***

-Март 2011 г.-

Ева - Адаму.
Я о себе
Не знаю ровно ничего,
Лишь ощущаю,
Что ты есть Солнце
Души моей,
А весь чудесный мир
Вокруг, он радует, волнует
И только потому, что
Освящен тобою.

Без тебя
Умолкнут хоры
Хрустальной сферы,
Иссякнут гор
Живые родники,
Поникнут рдяных роз
И лилий лепестки
И ритма времени
Биение замрет.

2012

***

Infernale
Я люблю искать камни.
Я собираю камни с разных гор.
Камни лежат…
Они молчат…
Мои произведения как камни.
Этот камень мне особенно дорог.

***

Ворон уселся на ветку.
Трудно лететь - когда стар.
Горы и долы эхо услышали,
Его последнего карр!

***

Ртами горящими
Ловить немоту
И хранить
Между телами
Несказанных слов
Света зачаток
Вселенных двух
Солнц теплоту.

***

М.Г.
А у Ритухи-
В голове завитухи!
Горькие пилюли-
Немцы надули!
Хочется лететь
Австриякам петь.
Да не тут то было-
Слова позабыла:
Как с конторой тягаться,
Да, матом ругаться!
Не пропустит спектакль
И не будет плакать.
Короткая юбчонка,
Вот такая девчонка!
Чтоб ей жизнь как мед!
И в добрый полет!

2013

***

О, созданный мною мираж
Прекрасный,
Беспредельно высокий,
Недостижимый
Стань строкой на бумаге,
Чтобы я мог
Запечатать тебя в конверт
И послать без адреса,
А лучше,
Упакую в бутылку
И брошу далеко в море.
Пусть волны гонят тебя
Из края в край
Многие столетия
И однажды найдет тот
Кто когда-то был
Твоим земным подобием,
Кто, встретив любовь,
Не узнал ее
И не дал ей руки.

***

Измотала меня
Подружка немилая.
Застудила мне сердце
Чаровница-судьба.
Лед теплее глядит,
Склеп живее встречает.
Враг улыбкой манит,
Камни слезы роняют.

***

О, любовь!
Почему ты не клочок бумаги?
Я бы порвал тебя на мелкие кусочки!
Почему ты не кувшин глиняный?
Я бы разбил тебя вдребезги!
Пролейся, вода,
Пропади, моя беда.
Обними меня дивчина,
Рассей, мою кручину!

***

Любовь! Разве ты монстр,
Чтобы так изводить
Непроглядной.
Безответной глубиной душевных мук.
Как зэк на зоне
Ставлю я зарубки
Прожитых дней
Без воздуха вестей
Из призрачного Пусто.
И жду вестей от той,
Чье имя резонирует
В натянутой мембране слуха.
Оно, как всплеск от камня, брошенного в воду,
Также ширится и катится кругами
По глади зеркальной
Внутреннего Неба.
Я жду вестей от той,
Чьи крохи наспех набросанных слов,
Всего лишь для того
Чтобы вновь мне воскреснуть,
И вновь вдохнуть глоток созвучий нежных,
Соединить надежду, веру и любовь,
В алтарь из Света бирюзового войти.

***

Благословенно начало, которого никогда не было,
Потому что не будет и конца с его душераздирающей пустотой.
Это не начало,
Это не конец того, что пребывает
В сиянии сотворчества,
Равно притягивая,
Равно отталкивая,
Как бы танцующих,
В мире без мира,
Сущностей
Вечно молочный дуэт.

***

Улечу от тебя на сто миллионов световых лет,
Чтобы не слышать оттуда - твое безмолвное нет.
Я вернусь за тобой.
Выпрямлю Млечный путь!
Развешу Солнца по сторонам!
Только имя мое на Земле не забудь

***

Я учусь дарить
И не ждать взамен ничего.
Я хочу голым камнем лежать на берегу,
Где морской прибой
Отшлифует до блеска все,
Что сжала в нем огнедышащая Земля.
Чтоб для яда не осталось места,
Чтоб его подхватила волна и унесла.
Чтоб когда самообмана тень
Я увижу в зеркале
Смог не принять ее вместо себя.
КОМПОЗИТОР
 
 
«Земля без Человека - сирота,
Человек без Земли - пустота,
Человек без Земли не найдет любовь,
Земля без Человека потеряет путь».
А.Изосимов
 
 
Фотокомпозиция
Яндекс цитирования © 2008-2017, Makarov S.;stt2004 Для оформления сайта использовались картины Сабира и Светланы Гаджиевых.